Птицеводческий рынок Казахстана становится одним из самых быстрорастущих в Центральной Азии.

Вы здесь

08.11.2018
Русский

Сфера птицеводства, находясь в тени мясного производства Казахстана, с каждым годом наращивает свой потенциал. И если по обеспечению мясом птицы мы все еще остро зависим от импорта, то по пищевому яйцу Казахстан уже пару лет как закрыл внутренний рынок, а излишки яичной продукции продает в страны Центральной Азии.

В мясном птицеводстве свободна половина рынка

Лучше всего текущую ситуацию в птицеводческой отрасли описал на одном из недавних совещаний у вице-премьера правительства — министра сельского хозяйства Умирзака Шукеева президент Союза птицеводов Казахстана Руслан Шарипов. Он констатировал, что в 2017 году отечественное яичное производство на 100% покрыло внутреннюю потребность в пищевом яйце. А казахстанское производство мяса птицы — только на 51%. Объемы импорта бройлеров сохраняются на уровне 172 тыс. тонн мяса птицы в год.

За пять ближайших лет стоит задача сократить импорт этого мяса до 40%. Однако, многое здесь будет зависеть от быстроты ввода в эксплуатацию и выхода на проектную мощность предприятия, обещающего стать жемчужиной птицеводческой отрасли Казахстана — Макинской птицефабрики в Акмолинской области.

Проект общей стоимостью в 40 млрд тенге, который софинансирует Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), должен быть запущен в конце 2018 года. Планируется, что максимальные показатели, которые надлежит достигнуть предприятию, — 60 тыс. тонн мяса бройлеров ежегодно.

Учитывая, что в регионе уже работает крупная бройлерная птицефабрика на 20 тыс. тонн мяса птицы в год, расположенная в поселке Акмол (Малиновка) под Астаной, ожидается, что за 5 лет намеченный план все же будет перевыполнен и импортный завоз бройлерного мяса в страну сократится до 25% в год.

Квоты, потребители и импорт

Впрочем, сократить импортные поставки мяса птицы в обозримом будущем необходимо не только по причине поддержки отечественного товаропроизводителя, но и банальной охраны общественного здоровья.

«Проблема с импортной птицеводческой продукцией касается завоза инжектированного водой и фосфатами мяса птицы, которое частично заполонило рынок республики. Для противодействия такому некачественному импорту следует ужесточить контроль над соответствием требованиям техрегламентов на импортную продукцию птицеводства: на мясо и на яйцо. Поэтому мы выступаем за идею передачи контроля технических регламентов в сфере продуктов питания из комитета охраны общественного здоровья Минздрава в комитет ветеринарии Минсельхоза», — заявил Руслан Шарипов.

При этом птицеводческая продукция сомнительного качества приходит к нам в основном из двух стран — России, поставщики из которой пользуются либерализацией наших правил и открытым рынком в рамках Евразийского экономического союза, и США, откуда у нас до сих пор существует квота на поставку замороженных «ножек Буша». Кстати, глава Союза птицеводов предложил по этому поводу передать и правила квотирования из ведения Миннацэкономики в вотчину Минсельхоза.

Однако, если с первым предложением — ужесточением контроля за ввозимой продукцией и передаче части полномочий по надзору за качеством продуктов питания от Минздрава Минсельхозу — Умирзак Шукеев согласился, то со вторым решил не спешить.

«Дело в том, что, когда мы вступали в ВТО, мы обсуждали эти квоты, и американское правительство было весьма настойчиво в вопросе их сохранения. Поэтому эта квота за нами осталась, и она распределяется министерством нацэкономики. Но единственный эффективный путь отхода от замороженных окорочков в сторону охлажденного мяса птицы — это воспитание потребителя. Потребители сами должны решить и сделать свой выбор. И движение в этом направлении уже началось. Мы посещали казахстанские птицефабрики бройлерного направления и убедились, что спрос на их продукцию растет. Сейчас уже более 50% казахстанцев предпочитает охлажденную продукцию отечественных птицефабрик», — отметил Умирзак Шукеев.

Переизбыток с яйцами

Что касается производства и экспорта яиц, то в Казахстане эти показатели, наоборот, растут год от года, причем в два-три раза. Если в 2015 году мы экспортировали 20 млн штук яиц, то в 2016 году — уже более 100 млн яиц, тогда как в 2017 казахстанские птицеводы яичного направления добились экспорта уже 280 млн штук яиц. В основном наши яйца уходят на экспорт в Афганистан, Таджикистан и Кыргызстан. Но казахстанские «яичники» лелеют амбициозные мечты выйти на рынок Ирана и Китая.

Излишки яиц, которые могут скапливаться в Казахстане по причине временного ограничения экспорта в другие страны, отечественные птицеводы предлагают перерабатывать в коммерчески выгодный яичный порошок.

Яичный порошок — у него срок годности два года, мы можем его складировать, он не требует специальных условий для хранения. К тому же, если коробка с жидким яйцом весит 20 кг и стоит $15, то мешок яичного порошка в 12 кг выходит в 100 евро за мешок. А значит затраты на перевозку не так сильно ложатся в себестоимость, и мы получаем возможность возить яичный порошок не только в Китай, но и в Южную Корею, в Японию, в арабские страны и Европу.

Кроме того, птицеводы намерены развернуть на себя часть произведенной пшеницы, которую они предлагают перерабатывать в корма.

Если наша цель — производить только на экспорт 2 млрд яиц в ближайшие 5−10 лет, то в пересчете на зерно нам потребуется 280 тыс. тонн пшеницы. Сейчас этот объем пшеницы при продаже за рубеж принесет стране $40 млн, а экспорт 2 млрд яиц — $120 млн. То есть в три раза больше. Это и есть конверсия зерна в более дорогостоящий продукт за счет мясных и яичных птицефабрик.

Давать ли субсидии репродукторам?

Впрочем, имеется один нюанс — это племенные суточные цыплята. Сегодня казахстанские яичные птицефабрики на 80% обеспечиваются племенными цыплятами, которые завозятся в основном из России.

Нам необходимо развить собственное племенное птицеводство. Увеличить производство суточных цыплят у нас можно за пару лет в 3−4 раза. И не нужно больших инвестиций, мы просим лишь поддержку в плане субсидирования местных суточных цыплят, которые производятся на местных племенных репродукторах. Эта мера может быть временная, на несколько лет, чтобы эти инвестиции окупились, и мы бы полностью себя обеспечили. А так, сегодня 2,5 млрд тенге Казахстан тратит на закупку цыплят у соседей.

Однако. что касается репродуктора по производству цыплят, глава Минсельхоза Умирзак Шукеев отмечает, что птицеводы не одни в просьбах просубсидировать репродукцию в их отрасли. Казахстанские свиноводы тоже ставят подобный вопрос.

«Репродуктор — это дело самого бизнеса. Если среди вас есть инвестор или среди вас имеется частная компания, которая хочет построить этот репродуктор, обладает технологией, просит кредит или удешевление кредита, или какую-нибудь гарантию, тогда мы готовы этот вопрос рассмотреть. Но бизнес, который построит репродуктор, будет нуждаться в том, чтобы его поддержали другие бизнесмены, чтобы к нему приходили и покупали его продукцию. Ведь для такого рода инвестиций это очень критичный момент. Поэтому Минсельхоз вместе с Союзом птицеводов готов рассматривать готовый проект. Давайте предложения», — сказал Умирзак Шукеев, обращаясь к главам птицефабрик.

По материалам республиканских СМИ

 

Задать вопрос

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Target Image