Казахстан говорит "нет" куриным яйцам из Украины

Вы здесь

25.07.2016
Русский

Президент Союза птицеводов Казахстана Руслан Шарипов в интервью abctv.kz рассказал, как изменился рынок за последнее время, какие проблемы волнуют отечественных птицеводов и почему стоит отказаться от поставок на казахстанский рынок куриных яиц и мяса из Украины.

- Руслан Исмаилович, скажите, пожалуйста, каков объем производства мяса птицы и яиц на сегодняшний день? Сколько птицефабрик насчитывается в Казахстане?

- В прошлом году птицеводы Казахстана произвели  146 тысяч тонн мяса птицы. В этом году планируется 182 тысячи тонн. Казахстану нужно всего 250-300 тысяч тонн мяса птицы.  Если говорить по яйцам, то в прошлом году мы произвели 4 млрд 600 млн яиц, а в этом году мы хотим произвести более 5 млрд. По яйцу мы обеспечиваем внутренний рынок страны на 100%. Это единственная отрасль животноводства, которая покрывает потребность населения. Мы начали продавать яйца за пределы республики - в Россию, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, ОАЭ, в Афганистан уже пятую машину отправляем. Буквально пару дней назад туда ушла одна фура с яйцами. В целом, мы поставляем на рынки этих стран 20-25% от произведенной продукции. Что касается птицефабрик, то их в стране насчитывается 60 – больших и малых, которые входят в наш Союз - из них около 20 бройлерных птицефабрик, 29 «несушек». На сегодня государственная поддержка есть в виде субсидий. За счет этого мы обновили оборудование, привезли новые технологии, новые кроссы птиц. В Казахстане есть только зерновая часть для развития отрасли, а все остальное - оборудование, медикаменты, вакцину, витамины, племенную птицу - нам приходится покупать за рубежом. Поэтому нам конкурировать с той же самой Россией непросто, потому что все ложиться на себестоимость. В любом случае мы над этим сейчас работаем. На сегодня в Казахстан яйца практически не импортируют, к нам на рынки из–за границы поступает только 0,3-0,4% яиц зарубежного производства. Иногда Россия к нам завозит.

- Какую долю на рынке занимают отечественные производители, а какую - поставщики из стран Евразийского экономического союза?

- Если взять по мясу птицы, то потребность Казахстана 250-300 тысяч тонн. Из этого объема в прошлом году мы произвели 146 тысяч тонн,  110 тысяч тонн было завезено из США, а остальное завозит в основном Россия, Украина и Беларусь. На сегодня с связи с тем, что Путин объявил Украине эмбарго, то Украина практически закрыта. Мы против того, чтобы Украина сюда к нам поставляла свою продукцию.

- А в чем причина? Не устраивает качество ввозимого Украиной товара?

- Во-первых, что Россия, что Украина завозят в Казахстан мясо плохо качества, плюс они завозят инжектированную курицу. Они почти 200-300 грамм, а было и до 500 грамм вливают раствора в мясо птицы, за счет чего вес увеличивается, и могут по демпинговым ценам сюда завозить. Они продают мясо курицы по 300 тенге, когда у нас себестоимость составляет 350- 400 тенге. И наши казахстанские потребители, естественно, предпочитают то, что подешевле. Им инжектированное мясо продают в красивой упаковке. А когда они приходят домой, начинают варить курицу, то все становится понятно. Курица становится на полкилограмма меньше. Мы всегда держим цены на яйца на 1-2 тенге ниже их цены, чтобы они не заходили на наш рынок. Они поставляют яйца и туда и сюда. В основном наши перекупщики ездят туда, когда там дешево, закупают и здесь в Казахстане перепродают.

- Ранее вы неоднократно заявляли о том, что из-за низких цен на мясо птицы и яйца казахстанские потребители отдают предпочтение производителям из стран ЕАЭС, при том, что качество ввозимой ими продукции часто вызывает вопросы. Как обстоит ситуация на сегодняшний день? Насколько качественная продукция поступает из стран ЕАЭС, а также из-за рубежа? В целом, не могли бы Вы озвучить перечень стран-импортеров?

- То положение, которое было раньше – оно немного изменилось, когда тенге опустился. Мы продавали на одном уровне с ними. Но все равно инжектированное мясо поступало и поступает. Инжектированное мясо вы никак не увидите, потому что оно продается вам в красивой упаковке. Вы клюете на красивую упаковку и дешевую цену. Многие то не знают, что мясо инжектированное, и смотрят просто на цену. Инжектированное мясо на казахстанском рынке есть, но не в таком количестве как раньше. Народ уже понял. Конечно, над культурой потребления надо позаниматься. Опять же, чтобы это делать, нужны деньги, а лишних денег на рекламу нет. По инжектированному мясу мы поднимали шум и до сих пор продолжаем. Вообще сейчас должны ввести запрет на реализацию и поставку инжектированного мяса на пространстве ЕАЭС. По нашей просьбе идет расследование. Мы обращались в Евразийскую экономическую комиссию с этим вопросом. Расследование долго идет, но мы надеемся на положительный исход. Против этого стоит Россия, потому что им выгодно завозить к нам инжектированное мясо по дешевой цене. От Белоруссии также поступает инжектированное мясо, но в совсем небольшом количестве в западные области Казахстана. В основном наши конкуренты Россия и Украина. Мы хотим, чтобы в страну запускали только охлажденное мясо, тогда может быть будет какой-то порядок.

- А может ли обычный казахстанский потребитель определить на глаз является ли мясо инжектированным или нет?

- Это можно узнать, но только после того вы вскроете упаковку, а в магазине вам-то не дадут этого сделать. Места, где были сделаны инъекции, введены растворы, они видны – отличаются красными пятнами.

- Насколько мне известно, в ходе посещения  премьер-министром Каримом Масимовым Костанайской области, вы поднимали вопрос о разнице между отпускной и конечной стоимостью товара, которая достигает 100%. Тогда вы просили правительство ограничить торговые сети в накручивании маржи. Решается ли этот вопрос? Пойдет ли правительство навстречу отечественным птицеводам?

- Да, действительно мы поднимали этот вопрос.  В среднем у нас в год цена на птицеводческую продукцию меняется 5-6 раз в зависимости потребности. Например, летом, когда появляются овощи и фрукты, потребление нашей продукции снижается, и мы вынуждены снижать цены.  Себестоимость яйца варьируется от 14 до 17 тенге в течение года, то вы зайдите в любой супермаркет и вы увидите, что в некоторых их них просят по 330, 350, а местами даже 400 тенге за десяток яиц. Они на ровном месте получают 200% своей маржи. А мы всего на 10-15% делаем наценку на свой товар. Мы вынуждены делать так, потому что если мы поднимем цену, то нас просто завалят продукцией из соседних стран. В магазинах тогда еще больше вырастет цена на нашу продукцию, плюс еще есть посредники, которые перекупают и поставляют в магазины. Поэтому мы уже давно вышли с предложением, чтобы от нашей отпускной цены магазины накладывали маржу только на 25-30%, то есть до 30%. Тогда бы у нас и оборачиваемость продукции была больше, и покупателям было бы более доступно. Если бы пришла, к примеру, пенсионерка и цена была бы по той схеме, что я назвал, то она смогла бы купить не 10, а 20 яиц. Такое предложение правительству мы озвучили. Я думаю, что какое-то решение они примут. Если помните, 1,5 месяца назад президент Нурсултан Назарбаев сам лично поднимал этот вопрос. Он обратился к акимам Акмолинской и Костанайской области, которые не следят за ценами на товары в магазинах.

- Каким вы видите реальный механизм сдерживания наценки ритейла?

- Я думаю в законодательном порядке этот вопрос можно решить. Белоруссия же это сделала - 80% продукции в магазинах должно быть отечественного производства. Остальные 20% - завозимая продукция. При этом торговые сети, магазины и супермаркеты могут накручивать маржу только на 25%. Это возможно сделать. Конечно, за крупными нашими супермаркетами стоят «большие» люди, но это же не значит, что можно взять и накрутить цены на яйца на 200%. Мы встречались с предпринимателями, владельцами супермаркетов, они аргументируют накрутку высокой арендой, и ценами на коммунальные услуги. Они много чего называли, но я думаю, что вопрос должен решиться. Хочу отметить, что себестоимость яйца в среднем составляет 14 тенге.

- После девальвации российского рубля некоторые отечественные производителя мяса птицы не выдержали конкуренции с партнерами по ЕАЭС и закрылись. Некоторые компании даже были вынуждены бесплатно раздавать птицу населению. Есть вероятность того, что ситуация может повториться?

- Да, было такое, раздавали живую птицу. Во-первых, когда произошла девальвация рубля, наш тенге держался и их продукция была гораздо дешевле. Российские производители приезжали сюда и начали завозить яйцо и мясо, заполонили своей продукцией все наши точки. Наши же производители вынуждены были работать на склад. Я помню, что на складах птицефабрик накопилось 50 млн яиц, и около 5 тысяч тонн мяса. Мы не могли реализовать свою продукцию, потому что магазины ее не принимали – для них это было дорого. Казахстанские потребители «купились» на инжектированную курицу, по цене девальвированного рубля. Сейчас тенге опустился, и продукция российского производства на наш рынок почти не заходит. Но если мы поднимем цену, то тогда они смогут зайти на рынок. Есть и другая сторона вопроса. Яйцо является скоропортящимся продуктом: через 26 дней его уже нельзя выпускать на реализацию и вообще его нельзя употреблять. Российские птицефабрики знают наших оптовиков. Они звонят и говорят: «Приезжай и забирай». Те приезжают и раскидывают по магазинам. За это мы уже боремся. Это уже практически прекратилось. Вероятность того, что ситуация повториться, очень мала, навряд ли. Конечно, нам очень тяжело, поскольку все, кроме зерновой части приходится покупать за рубежом. Если сейчас субсидирование идет в три уровня, это зависит от производства. Самое высокое - птицефабрикам, которые производят  больше 100 млн яиц в год дают субсидирование 3 тенге на одно яйцо. Сейчас эти 3 тенге стали 1,5 тенге из курса тенге к доллару. Мы просим, чтобы нам увеличили субсидии. Еще бы нам добавили столько же, тогда бы мы с легкостью могли конкурировать с любой страной производителем. Мы-то по всем качествам, включая вкусовые, по составу, содержания белка, витаминов выигрываем. Не можем выиграть только в цене, потому что оборудование, витамины, вакцину, как я уже говорил, приходится закупать.  Недавно я разговаривал с компанией ТОО «Ордабасы Кус» - это птицефабрика по производству индейки. 40% ее продукции съедает Россия, особенно Москва. Бройлеры мы тоже отправляем в Россию. Я не знаю, пойдет ли правительство нам на встречу. Сейчас ведь хотят изменить систему субсидирования, а мы просим, чтобы нам оставили старую схему выдачи субсидий. Эта система открытая, легко проверяемая, да и птицефабрики уже к ней привыкли и руку набили - уже знают как оформлять заявку на получение субсидий. Проблема в том, что в областях неправильно распределяют деньги. Это такие области как Карагандинская, Акмолинская, Алматинская. Остальные акиматы, где нормальные акимы области, они все делают нормально. А с этими тремя областями есть «непонятки». Сейчас Национальная палата предпринимателей «Атамекен» готовит письмо, чтобы аким Карагандинской области вместе с представителями НПП принял нас, чтобы как-то решить ту проблему. Без субсидий многие птицефабрики могут стать банкротами. Возьмем, к примеру, ТОО «Бурабай кус фабрикасы» - уже идут под банкротство. Уже там назначили управляющего директора, чтобы выправить ситуацию. ТОО «Баско» в Северо- Казахстанской области с конца прошлого года пошел под банкротство.  Банк продает фабрику, сейчас должны зайти другие люди в это предприятия. Но пока вопрос не решен. Например, крупная птицефабрика АО «Казрос бройлер»- это новая птицефабрика, которая должна была производить 30 тысяч тонн мяса в год. Она стоит уже три года, потому что нет оборотных средств. Все же упирается в деньги. Есть небольшое ТОО «Семей кус», которое стоит уже третий год. Причина та же - нет оборотных средств. Поймите, у нас свободных денег не бывает. Мы производим продукцию, он лежит на складе, ее надо хорошо продать. А когда мы продадим, если через месяц она портится? Если бы была государственная поддержка в большем объеме, то  мы бы по мясу себя на 100% обеспечивали. Почему мусульманские страны просят нашу продукцию? Потому что им нужна халяльная продукция. Нам нужна помощь государства в виде субсидий. Вторая проблема. Мы столько добивались создания фуражного фонда, добивались-добивались, а  теперь в связи с тем, что  национальная компания «Продовольственная контрактная корпорация» выставлена на продажу, закон уже не работает. Мы предлагали как: чтобы 50% фуражного зерна закупала «Продкорпорация» и хранила у себя, чтобы мы в течение года могли по сниженным ценам закупать у нее. Нашим птицеводам нужно 600 тысяч тонн фуражного зерна, из них 50%, чтобы когда идет уборка, «Продкорпорация» закупала и держала для нас. Это к тому разговору о нехватке оборотных средств. Я бы пошел, собрал эти деньги и купил у «Продкорпорации» 10 тысяч тонн купил, потом курицы бы пока съели его, я бы поднакопил и опять пошел, купил у них фуражное зерно. Но чтобы у них оно лежало, и была гарантия. А на сегодня посмотрите как: «Продкорпорация» купила по дешевке фуражное зерно – по 35 тенге за килограмм, то сейчас они выставили на биржу по 56 тенге за килограмм. Ну куда это годиться? Они хотят получать маржу и «навариться». Они говорят, вот, мол, у нас частные инвестиции, поэтому так дорого. Откуда частные инвестиции, если это изначально государственная компания?! Она создана на госденьги.

-  Птицеводство Казахстана диверсифицируется: несколько компаний занимаются экспортным производством мяса и яиц страусов. Поддерживает ли государство этот сектор бизнеса льготами и преференциями? Насколько прижился в Казахстане такой бизнес, как разведение редких экзотических видов птицы (фазаны, павлины, страусы)?

- То, что вы назвали, у нас в Казахстане это есть. Напрямую они, конечно, не поставлены, эти  производства находятся в частном секторе. У нас есть 5-6 хозяйств, которые занимаются разведением страусов, есть хозяйства, занимающиеся перепелками. Фазаны и павлины есть в частном и государственном секторе. Государственной поддержки на этих птиц нет. С прошлого года водоплавающие получили господдержку – закуп племенной продукции гусятами или утятами. В этом году мы хотим, чтобы за производство мяса также выделялись субсидии. Также мы хотим, чтобы государство предусмотрело поддержку при строительстве птицефабрик по производству утиного и гусиного мяса. Я думаю, что в дальнейшем мы потихоньку будем это внедрять.

- В 2013 году вы говорили о том, что через 2-3 года отечественные птицефабрики смогут покрыть потребность внутреннего рынка. Однако этот вопрос до сих пор остается открытым. По вашим прогнозам, реально ли закрыть потребности казахстанцев собственной продукцией?

- Да, я такое говорил и не отрицаю. Но вы не забывайте, что АО «Казрос бройлер» - крупная фабрика - закрылась, в Семипалатинске закрылась птицефабрика «Семей кус». Те фабрики, которые были запланированы, что они запустятся и будут производить определенный объем  мяса, попросту закрылись. В дальнейшем я думаю ситуация выправится. В Акмолинской области началось строительство макинской птицефабрики, производственная мощность которой 60 тысяч тонн. Через 2-3 года они дадут свою продукцию. Это ведь все связано с деньгами, девальвацией. Такие вопросы есть. Я думаю, что через 2-3 года нам все же удастся закрыть потребности внутреннего рынка по мясу птицы.

Саяжан Каукенова

 

 

Задать вопрос

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Target Image